Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

лошадка

абхазский автостоп, или негры на плантации. Начало

Это осенью 88-го было, мы тогда неграми на мандариновой плантации в Кохоре работали. И питались в основном этими самыми мандаринами. Конечно, была поварская бригада с Тони (+) в качестве чифа, варилась кашка по утрам и вечерам, но основной пищей (и закусью) всё же являлись они. Оранжевые и кругленькие. Хлеб с мандаринами, каша с мандаринами, вино домашнее с мандаринами, чача с мандаринами… ужас. Довольно быстро мы перестали произносить слово «мандарин», заменяя его ругательствами, самым мягким из которых было, пардон муа, «ё*аный цитрус». За двадцатикилограммовый ящик цитрусов нам платили по 9 копеек; украденный ящик можно было толкнуть на трассе за 20.

Как-то утром шел дождик, а под дождём нас на плантацию не выгоняли. По этому поводу решили мы с московской Зайкой (+) в бане помыться, и попёрлись, дуры две, на трассу, в Ачимчиру ехать - ближе общественной бани не было. Это на нас от чачи с мандаринами помутнение нашло, знали же прекрасно, что в Абхазии двум девушкам лучше не светиться нигде, даже в ближайший магазин разумнее идти с усиленным эскортом. Но бес попутал. Помню, я ещё у полуцивильной гирлы (как же её звали-то, а?) рюкзак городской одолжила под мочалки и полотенце. Вот с этим рюкзаком мы и дёрнули на трассу. Я даже нож тогда не взяла, надо ж было до такой степени мозги пропить!

До Ачимчиры проблем не возникло. Выпрыгнув из КАМАЗА, мы быстренько добрались до бани и поцеловали её закрытую дверь. Выходной. Тут бы нам и двинуть обратно без промедлений, но мы решили на крылечке бани перекурить и подумать, что делать дальше. Может, музей в Ачимчире есть? Тогда очень ритуально будет его посетить, в путешествии мы или нет? А для меня путешествие всегда подразумевало вдумчивый осмотр достопримечательностей. В общем, закурили мы, тут всё и началось.

Не хочу грузить вас, дорогие друзья, калейдоскопом кабаков в городе и за его пределами, страстных джигитов, аккуратно уроненных в кювет автомобилей, краденых столовых ножей и прочей дребедени. Тем более что подробности сама помню смутно, в память врезался только несчастных колтунявый медведь в деревянной клетке на территории помпезного ресторана высоко в горах.

К очередному приморском кабаку мы подкатили на автобусе, и, разумеется, в компании джигитов. И джигиты, и кабаки давным-давно встали мне поперёк горла, но устраниться было не так-то просто. Автобус припарковался на стоянке (я спьяну оставила на сиденье рюкзак с мочалками и свежими трусами), и страстные кавалеры повлекли нас к ресторану. Улучив минутку, я шепнула Зайке: «Вместе не уйти. Валим по одной, встречаемся на месте». Кивнув, она при первой же возможности улизнула в туалет. Минут через 15 джигиты сообразили, что дЭвушки долго нет, и попёрлись почти всем кагалом плясать под дверью женского дабла. Меня остался караулить только один, самый захудалый. Я сплавила его к оркестру, заказывать мне музыку, и через входную дверь просочилась в южные сумерки.

Тут бы мне и бежать на трассу, пока не стемнело ещё, но я вспомнила про рюкзак. Чужой рюкзак. На мочалки плевать, а одолженную вещь вернуть надо. Пришлось возвращаться на стоянку, забираться в автобус через опущенное водительское окошко, потом лежать между сиденьями, потому что драйвер решил в рамках поисков беглянок осмотреть своё транспортное средство, а потом искать рычаг-кнопку-рукоятку, открывающую двери. С последней задачей я не справилась и вышла так же, как вошла – через окошко. За время моей эскапады окончательно и бесповоротно стемнело. Юг, знаете ли.

Продолжение будет. Как обычно.
лошадка

телега

Я не беллетрист, я тележник. Потому и не пытаюсь делать из своего прошлого рассказы, просто вспоминаю. А память подводит. Мои выжившие друзья называют это явление «пятнистая амнезия». Пусть так. Помню – внятно, отчётливо – урбанистический пейзаж, запах первой опавшей листвы, фонари, бликующие на мокром асфальте, расшитую маками рубашку… Какой год? Какой город? Кто был со мной тогда? Увы. Пятнистая амнезия.

… Это была первая и последняя таллиннская маёвка в моей жизни. Таллинн как-то сам собою возник из Риги, и вот, после четырёх дней стихийных сейшнов, общения и абсолютно несовдеповской свободы, нас понесло обратно в Латвию. В силу помянутой выше пятнистой амнезии я напрочь забыла, кто был со мной в этой тусовке. Совершенно точно - Шапокляк. И Джо со своей виолончелью, такая громоздкая конструкция надолго врезается в память. А вот остальные… Не помню, не помню, не помню(((

Collapse )
лошадка

автокопия

Ехали как-то поздней осенью 85 года (позёмка мела, помню) я с ныне покойными Тони одесским и рижским Гансом на квартирник Юры Наумова в какие-то питерские гребеня на трамвае; были при этом в хлам укурены. Вот Ганс и прикололся к каким-то типичным майковским гопничкам, числом 3 индивида - резиновые сапоги и все дела - и решил их подкурить. Мы с Тони против были, но раз уж Гансу приспичило, хрен его переубедишь. Он и гопничков уболтал выйти на ненужной ни им, ни нам остановке, пообещав, что будет клёво.


Ну, забурились в парадняк какой-то. Гопники нервничали (наркотики всё-таки, стрём), но лицо потерять побоялись, курнули с нами впервые в жизни, а потом замерли и,видно, ждут чего-то. Ганс им: "Ну что вы, парни, расслабьтесь, ведите себя, как обычно!" Ключевые слова "как обычно", видимо, пробились в дремучие сознания "парней". Потому что далее мы имели удовольствие наблюдать, как они бодро выгребли на улицу, обняли друг-друга за плечи и, запев "врагу не сдаётся наш гордый Варяг", пошатываясь, исчезли в позёмке.