Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

с пестиком

параллельно с ФБ выкладываю

Мне было 24 года, когда я, мать полуторогодовалого сына, болтающаяся в не устраивающем меня гражданском браке с его отцом, заполнила на пробу австралийскую анкету. Выходило, что антиподы берут меня с руками, ногами, детородными органами и бэбиком, потому что раз родила мальчика, есть надежда, что и девочек рожать смогу (у них там по сию пору перекос по части соотношения между Мы и Жо). Заполнила, значит, я анкету, сдала на остаток лета сына своей мамочке и поехала с гражданским мужем тусоваться по Горному Алтаю.
Тусовка, положим, сразу не задалась, потому что гражданский муж забыл паспорт. Обнаружилось это при посадке в поезд, ГМ аккуратно разложил содержимое рюкзака вдоль вагона по платформе, но увы. Так и поехали, хотя с нашими клешами-фенечками-хайрами без ксивы можно было закончить путешествие у первого же мента.
Потом, уже в горах, чабаны подрезали у нас чужую палатку, стоило отойти от нее умыться, а потом я заболела, и пришлось раньше времени возвращаться в Москву.
Мы сошли на перрон в столице, которая показалась гулкой и незнакомой, на всех лицах читалось напряжение, все радиоприёмники вещали с соответствующими интонациями какой-то страшный, леденящий душу текст. Мы вернулись в Москву в первый день ГКЧП. «Лен, кто власть взял? — спросили мы у хозяйки флэта, придя на вписку. — Вояки?» «Хуже, — ответила Лена, — коммуняки».
Потом была оборона Белого дома, и танки на улицах, и наша победа, и сваленный при большом скоплении народа памятник на Лубянке, и много ещё чего. Москва на какое-то время превратилась в подобие моего представления о Гаване до Фиделя — на улицах творилась и вытворялась сплошная фиеста, на каждом втором висел значок-триколер, бунтарский по тем временам символ, все пританцовывали (не снаружи, так внутри). Незнакомые люди улыбались друг другу со словами «Ура, больше не будет коммунистов», и пьянил совершенно новый аромат всеобщей свободы и нашей победы.
И конечно, я не поехала ни в какую Австралию. «Зачем, — подумала я тогда, — теперь и тут удастся сделать столько всего крутого! В новой, молодой стране получится реализовать себя для вящей пользы отечества. В России будет очень, очень интересно».
С последним утверждением я не промахнулась.
осн

вообще-то я набрала этот текст на ФБ...

...но захотелось, чтобы он был и тут. Прошу прощения у тех, с кем дружу на обоих ресурсах, сама ненавижу, когда везде одно и то же

Сегодня во сне я шла босиком по незнакомому городу, на каждом углу подростки запускали змеев, а я пыталась вспомнить, какой же стоит на дворе год.

Вначале казалось, что девяносто третий, и мне лишь через несколько лет стукнет тридцать, так что пацаны со змеями годятся если не в мужья, так в любовники, старшему сыну нет четырёх, только-только родилась дочь, а младший сын... позвольте, а как же младший сын?

И прямо во сне пришло осознание, что год никак не может быть девяносто третьим, и я гожусь в матери этим подросткам на углах, и тысячелетие, милые, нынче на дворе уже иное... На одном из воздушных змеев как по заказу нарисовался календарь, крупные синие цифры наверху гласили: 2013, я обломалась и проснулась...

...И просыпаясь, поняла, что даже 2013 чересчур оптимистично, что мне, сцуко, под полтос, что времена, когда мы были бессмертны (привет, Степан​!), ушли безвозвратно, а жизнь конечна и с каждым днём становится всё конечнее.

...Пост на носу, чё. Добрый Бог снова учит меня смирению, и слава Ему за всё.
с пестиком

до кучи про Сайгон-2

чего-то крючкуется всё, лезет в голову всякая фигня, всё-таки без малого полвека живу, воспоминания вот скопились, хотя их меньше, чем могло бы - много чего не помню.

Вот по этому поводу ещё пара сценок изподСайгонского винтилова в ОПОП на Стремянном из 85 года прошлого века.

Collapse )

Collapse )

К чему это я? А ни к чему. Тёрла просто сегодня с украинским другом за политику...
кирина ава

до кучи про Сайгон

МН выложила отличное
ТЕКСТ покойного Димы Генералова о Сайгоне

прицепом телега вспомнилась, которую гнали то о себе, то о покойном Андрее Психе, то ещё о ком-нибудь самые разные люди.

В общих чертах телега выглядит примерно так:
Некий чел с Охты (безусловно, творческий, талантливый и во всех отношениях офигенный, но, увы, наркоман) обломавшись со всеми своими пушерами приехал под Сайгон купить чёрного и белого. Там всегда всё было, но, опять же всегда, напоминало лотерею. Чел взял чёрного (в фурике), белого (в пакетике), и тут его комсомольский оперотряд нахватил на Стремянную. Там его радостно обыскали, изъяли покупочки и задали традиционный вопрос:
- А это у тебя что?
Наш герой, недолго думая, ответил первое, что пришло в голову:
- Чай и сахар.

...Экспертиза показала: чай и сахар)))))
гуляю

про Джо

Давно хотела эту историю рассказать, но рефлексировала, потому что знаю её с чужих слов, не уверена, что всё точно запомнила, и вообще в блогосфере есть люди, у которых на эту телегу больше прав. (оффтоп: Кстати, Матильда , запиши уже, как один наш друг голосовать ходил, не искушай!) Но, видимо, пришла пора забить на рефлексии да и начать. Джо, Нильс , Лена, не бейте меня сильно, если что не так.


Для начала договоримся о терминах и реалиях. Итак, время действия – восьмидесятые, место – здоровенная и изрядно захламленная квартира в историческом центре Питера неподалёку от печально известного Большого Дома. Главный герой повествования – молодой… неформал? хиппи? тусовщик? (фиг его знает, избегая ярлыков, мы старательно обходились без самоназвания, а люди посторонние кликали, зачастую, волосатыми ублюдками и прочими нелестными именами). Джо, короче, главный герой – хороший музыкант, дитя Сайгона и, как теперь говорят уже и в России, психонавт. Тогда-то мы так не говорили, просто экспериментировали себе со своими жизнями, особо не заморачиваясь на возможных последствиях. Место обитания героя позднее стало именоваться Джопой (Нильс написал мне, что настаивает на копирайте, (с) Нильс); мне это название нравится, и я намерена его использовать.

Теперь к делу)). Итак, однажды Джо пришёл домой в измененном сознании. Даже не то чтобы однажды такое произошло, случалось и до того, и после. Но именно в тот раз он временами отдавал себе отчёт, что, к примеру, ванну в куртке, джинсах и кедах люди обычно не принимают, да и за температурой воды следить надо, чего зря стынет-то. Но понимание уходило, вода становилась всё холоднее, и в конце концов Джо всё-таки решил завершить гигиеническую процедуру. Он вылез из ванны и, хлюпая клешами, побрёл по коридорам Джопы в свою комнату, намереваясь отдохнуть. Однако человек предполагает, а располагает всё-таки не он, а иные силы, и на моего героя внезапно напал телефон на восьми мохнатых паучьих лапках. Телефон свирепо размахивал тяжеленной трубкой и норовил ударить Джо по голове. Другой бы, может, бежал, но Джо всегда был не из таковских, он твёрдо знал, что должен уберечь от монстра маму, младшего братика и остальных домочадцев. Джо геройски принял бой и в оконцовке зарубил телефона топором. Только не спрашивайте меня, откуда взялся топор, во-первых, в Джопе ещё не то водилось, а во-вторых, мне об этом рассказано не было. В общем, топором, и точка.


Одержав победу, мой герой добрался-таки до своей комнаты и совсем было решил принять горизонтальное положение, но тут – вот незадача! – в приоткрытую форточку начали просачиваться знакомые наркоманы. Проникнув в помещение, они рассаживались на пол вдоль стен и раскладывали перед собой, как говорят в сообществе NA, «наркотики и атрибуты для их употребления». «Пипл, стрём! – увещевал их Джо. – Скипайте, а то сейчас мама придёт, напряжно будет!» И как в воду глядел, мама действительно вошла в комнату. Надо было спасать положение, и Джо решил, что самым лучшим будет познакомить маму с незваными гостями. «Ты не обращай внимания на эти его пузырьки, – говорил Джо, представляя очередного приятеля, – он на самом деле прекрасный человек, и к тому же хороший художник»… Мама с несколько напряженным лицом приговаривала нечто вроде «Да-да, очень приятно», а потом вдруг куда-то пропала…


…чтобы вернуться через некоторое время в сопровождении двоих мужчин в белых халатах. «Это твои знакомые, да? – поинтересовался у матери Джо, а один из вновь прибывших тем временем извлёк откуда-то большой стеклянный шприц (в те времена все шприцы были стеклянные и очень-очень красивые). При виде этого шприца мой герой задал совершенно закономерный вопрос: – А мне от этого будет хорошо?» – «Будет-будет», – хмуро пообещал шприцевладелец, и тут реальность подмигнула и рассеялась…


…сгустившись вновь в надзорной палате одной из ленинградских психиатрических больниц.
кирина ава

традиции

для shade_of_snake
я в этот раз исправилась. Первые два фото сделаны возле типиленда, дракон с сиськами левее и гораздо крупнее надписи.
Третья фотка, к сожалению, не в фокусе, зато сделана тоже в очень достойном месте, на территории дворика  Шварщенберг, где миллион очень красивых графити и кабинет монстров.
Collapse )
Я в телефоне ещё финские прошлогодние фотки нашла с аналогичными надписями, но. боюсь, устарели они уже)
осн

на районе

соседку закрыли на три с половиной года. Первая ходка у нее за разбой была, а вот связалась с нашим Лёхой и уехала за наркоту. Лёха сказал, зоны она не боится, больше переживает, как он тут без неё будет.

А он как? Бегает, хромая и втянув голову в плечи от снега, к барыге, когда ему в окошко клиент постучит. Окошко возле моего, поэтому я иногда даже в курсе, сколько Лёха берёт. А хромает потому, что вены на руках кончились, он в ноги бахается... наркоманы и медики поймут, а кого миновало, так и слава Богу.

Сколько небо ещё коптить будет? Лучше б его закрыли, а не мадаму, отломался бы, глядишь, и пожил бы подольше. А сестра его хату сдала бы, пусть за копейки, но хоть долги квартплатные отбились бы... Сестру жалко, ей в родной дом носа не сунуть, противно, но Лёху мне всё равно жальче. Хороший он мужик. Был. И по сей день хороший в тех фрагментах, которые наркота не доела.

И, знаете, я Богу благодарна, что Лёхину жизнь наблюдаю, хоть и клиенты его бесят, особенно когда в мой домофон звонят - и я им непременно рекомендую взять ширево в другом месте. Просто такие соседи - хорошее средство от ностальгии и романтизации.
шут

(no subject)

час дня. Сижу на кухне с джембе и метрономом, тренирую простенький ритм. Барабан, что характерно, прикрыт и заткнут. Звонок в дверь - сосед сверху. "Кит, прервись, а, ребёнок засыпает". Говно вопрос, дети - это святое, против детей я не стану воевать даже за свои законные права. Сама мать, да. Хотя все четверо детей, которых растила я, засыпали и под музыку, и под разговоры, и под телефонные звонки, и под топот верхних соседей. Не только этих, которые сейчас надо мною - где я только не жила. Ну да дети разные, поэтому зачехляю джембе, чешу репу, приступаю к приготовлению пищи.

Девять вечера. День сложился совсем не так, как мне хотелось. В мрачном расположении духа выползаю на кухню, расчехляю джембе, глушу его и тренирую простенький ритм. Настроение постепенно поднимается, обломы уходят, ритм обволакивает и местами даже убаюкивает, я начинаю улыбаться. Звонок в дверь - сосед сверху. Тесть того, что днём приходил. "Простите, пожалуйста, у нас ребёнок засыпает...." Не выдерживаю: "Опять???", зачехляю джембе и в состоянии дежавю иду жаловаться мужу на не сложившуюся и безмазовую мою жизнь.
цари

Самберри филдз форевер

Телег вам, говорите? После первоиюньской Москвы жить охота, а не тележить. Ладно, чего уж там, попробую. Чтоб не было ощущения, что я, как блоггер, приказала долго жить.

Я уже упоминала раньше Чихов флэт на Замшина образца 86-го года. Жил-был себе Серёжа Чих со своей гражданской супругой Ракун, не шалил особо, подтарчивал слегонца, на басу поигрывал, но тут на его жизненном пути попался Фрэнк (+). Вначале он пригласил Чиха к себе в команду, а потом приволок в его однокомнатную квартиру хиппей в ассортименте. И вашу покорную в том числе. Камерный характер Серёгиной жизни тут же резко изменился. Так всегда бывает, когда на флэту заводятся хиппи. Кто-то книжки хорошие приносит и музыкальные инструменты, кто-то – дурь и прочие стремаки, а кто-то, наоборот, избавляет хозяев от необязательных для жизни излишков. Джо, например, избавил Чиха от Ракун, покорив её своим мягким обаянием. И Серёга остался холостым, но зато при большой тусовке.

Любая тусовка должна чем-то питаться, но на Замшина эта проблема остро не стояла – в соседнем доме располагался Универсам. Или, как мы его называли, магазин сам-бери. «Самберри филдз форевер». Охранялся он из рук вон плохо, и поэтому мы обнаглели до чрезвычайности. До этого я всегда декларировала, что хоть с голодухи у государства красть не грех, меру всё равно знать надо. Но у Чиха я оборзела настолько, что без лимона чай пить не садилась. А когда мы нечаянно разбили заварочный чайник, то спёрли в Универсаме три, дабы выбрать из них тот, который не писает под себя.

Однажды мы с Мишкой Сталкером (+) отправились на дОбычу. Мишка тогда в основном ходил в лётчицком комбезе, но, отправляясь кидать магазины, брал у кого-нибудь джинсы на пару размеров больше его собственного и объёмистую куртку. Ну а у меня вся подкладка составляла один сплошной карман, который я быстренько забила продуктами, стараясь особенно не борзеть и не налегать на дорогостоящие деликатесы. Мишка же совершенно распоясался. Гениальные художники – они вообще такие, увлекающиеся. Я несколько раз попыталась его притормозить, но в ответ услышала: «Китти, с тобой я не боюсь магазины кидать, потому что ты– человек опытный», и от неожиданности заткнулась.

В конце концов, к моей великой радости, мы пристроились к очереди в кассу, чтобы традиционно оплатить пару плавленых сырков и четвертушку черного хлеба. Я, было, расслабилась, решив, что теперь-то Мишка угомонится. Увы, не тут-то было: мой друг схватил со стеллажа у кассы упаковку конфет «Белочка» и при всём честном народе принялся энергично заталкивать её за ремень джинсов. Честной народ почему-то прикинулся слепоглухонемым капитаном дальнего плавания, а я прыгала вокруг Мишки, как мартышка, пытаясь заслонить собой незаконные манипуляции со штанами, и свистящим шепотом костеря его, на чем свет стоит. Сомнений в том, что на выходе нас встретит суровый охранник, у меня уже не было.

Наконец подошла наша очередь, и я поставила перед молоденькой кассиршей корзинку с сырками, а Мишка, придерживая разбухшие джинсы, высыпал на блюдечко горсть преимущественно жёлтой мелочи. Пока девушка за кассой пересчитывала деньги, мы старались не отрывать от неё честных-пречестных взглядов и ни в коем случае не позволять себе зашуганно озираться по сторонам. Наконец кассирша подняла глаза и ехидно произнесла: «ХИ-ХИ!». Именно так, словами, тщательно артикулируя и высоко поднимая бровки. «Что хи-хи?» – переспросила я, внутренне холодя, и она ликующе ответила: «Двух копеек не хватает!!!»

Оставив Мишку у кассы, я выскочила из Универсама, выпросила у первого попавшегося дядьки двушку и принесла её кассирше. Та пробила чек, и мы беспрепятственно покинули самберри филдз, унося в недрах одежды разнообразные неоплаченные продукты. Пару лимонов, например. И конфеты «Белочка», которые Мишка всё время подхватывал левой рукой, потому что они постоянно норовили вывалиться.

В помещении Универсама теперь сетевой магазин «Сезон». Чих давно переехал, и я уже лет 10, как ничего о нем не знаю. А Мишка, один из самых моих близких друзей, в 1995 году окончил жизнь самоубийством где-то на подмосковной даче в обществе нескольких килограммов недокоцанных маковых голов. Такая вот фигня, он облажался, лишив меня последнего утешения – молиться об упокоении его души. Но я всё равно каждый вечер невольно вспоминаю его, читая свой длинный поминальный список. И всё равно верю во встречу. Кто сказал, что Бог нас не любит?