с пестиком

параллельно с ФБ выкладываю

Мне было 24 года, когда я, мать полуторогодовалого сына, болтающаяся в не устраивающем меня гражданском браке с его отцом, заполнила на пробу австралийскую анкету. Выходило, что антиподы берут меня с руками, ногами, детородными органами и бэбиком, потому что раз родила мальчика, есть надежда, что и девочек рожать смогу (у них там по сию пору перекос по части соотношения между Мы и Жо). Заполнила, значит, я анкету, сдала на остаток лета сына своей мамочке и поехала с гражданским мужем тусоваться по Горному Алтаю.
Тусовка, положим, сразу не задалась, потому что гражданский муж забыл паспорт. Обнаружилось это при посадке в поезд, ГМ аккуратно разложил содержимое рюкзака вдоль вагона по платформе, но увы. Так и поехали, хотя с нашими клешами-фенечками-хайрами без ксивы можно было закончить путешествие у первого же мента.
Потом, уже в горах, чабаны подрезали у нас чужую палатку, стоило отойти от нее умыться, а потом я заболела, и пришлось раньше времени возвращаться в Москву.
Мы сошли на перрон в столице, которая показалась гулкой и незнакомой, на всех лицах читалось напряжение, все радиоприёмники вещали с соответствующими интонациями какой-то страшный, леденящий душу текст. Мы вернулись в Москву в первый день ГКЧП. «Лен, кто власть взял? — спросили мы у хозяйки флэта, придя на вписку. — Вояки?» «Хуже, — ответила Лена, — коммуняки».
Потом была оборона Белого дома, и танки на улицах, и наша победа, и сваленный при большом скоплении народа памятник на Лубянке, и много ещё чего. Москва на какое-то время превратилась в подобие моего представления о Гаване до Фиделя — на улицах творилась и вытворялась сплошная фиеста, на каждом втором висел значок-триколер, бунтарский по тем временам символ, все пританцовывали (не снаружи, так внутри). Незнакомые люди улыбались друг другу со словами «Ура, больше не будет коммунистов», и пьянил совершенно новый аромат всеобщей свободы и нашей победы.
И конечно, я не поехала ни в какую Австралию. «Зачем, — подумала я тогда, — теперь и тут удастся сделать столько всего крутого! В новой, молодой стране получится реализовать себя для вящей пользы отечества. В России будет очень, очень интересно».
С последним утверждением я не промахнулась.
осн

вообще-то я набрала этот текст на ФБ...

...но захотелось, чтобы он был и тут. Прошу прощения у тех, с кем дружу на обоих ресурсах, сама ненавижу, когда везде одно и то же

Сегодня во сне я шла босиком по незнакомому городу, на каждом углу подростки запускали змеев, а я пыталась вспомнить, какой же стоит на дворе год.

Вначале казалось, что девяносто третий, и мне лишь через несколько лет стукнет тридцать, так что пацаны со змеями годятся если не в мужья, так в любовники, старшему сыну нет четырёх, только-только родилась дочь, а младший сын... позвольте, а как же младший сын?

И прямо во сне пришло осознание, что год никак не может быть девяносто третьим, и я гожусь в матери этим подросткам на углах, и тысячелетие, милые, нынче на дворе уже иное... На одном из воздушных змеев как по заказу нарисовался календарь, крупные синие цифры наверху гласили: 2013, я обломалась и проснулась...

...И просыпаясь, поняла, что даже 2013 чересчур оптимистично, что мне, сцуко, под полтос, что времена, когда мы были бессмертны (привет, Степан​!), ушли безвозвратно, а жизнь конечна и с каждым днём становится всё конечнее.

...Пост на носу, чё. Добрый Бог снова учит меня смирению, и слава Ему за всё.
фак

(no subject)

за полчаса до будильника звонок на мобилку. Открыв один глаз, нашариваю трубу, хриплю в нее "Алё?". Оттуда тоненько пищит:
- Здравствуйте, меня зовут Александра, я сотрудник отдела кредитования...
-Александра, вы не сотрудник, а сотрудница, - перебивая, злобно бурчу в ответ и нажимаю "Отбой". Пытаюсь быстренько окончательно уснуть обратно, но вместо этого, наоборот, просыпаюсь в ипостась "не ту разбудили". Кто б удивлялся, доспать не дали, глупостей в духе "молодая пешеход побежал на переход" наговорили, да ещё настолько пискляво, фу!

А впрочем, сама виновата, трубу обеззвучивать на ночь надо.
гуляю

(no subject)

Мы, велосипедисты, вообще-то очень хорошие. Мы не создаём пробок, не шумим, не загазовываем улицы, а правила нарушаем регулярно только потому, что они словно специально составлены так, чтобы человек на двух колёсах не мог их не нарушить. Если не верите, попробуйте сами каждый раз, к примеру, становиться на четвереньки, когда вам нужно пересечь проезжую часть по "зебре".

Мы всем мешаем. Автомобилистам, потому что не видны, занимаем правый ряд, даже если поворот направо возможен только с него, и вообще движемся недостаточно быстро. Пешеходам, потому что бесшумно возникаем из ниоткуда в точности в тот миг, когда им приспичит, например, резко затормозить, не донеся до асфальта уже поднятую ногу, ибо в голову забрела Мысль о Невыключенном Утюге. Или идти по узкой улочке ровнёхонько посреди тротуара, видимо, чтобы опасностям, подстерегающим как справа, так и слева, было одинаково сложно до них добраться.

Я в равной мере понимаю и автомобилистов, и пешеходов. Потому что проезжая часть всё-таки епархия первых, а тротуар - вторых. Нам же нет места нигде, и это неправильно. Если проложить под нас спецовые дорожки, всем будет хорошо. Мы даже не будем злобно материться, если на эти дорожки порой будут забредать рассеянные пешеходы, и не возражаем против того, чтобы делить их с роллерами, самокатерами, скейтерами и прочими безмоторными колесными изгоями дорожного движения. Как это и происходит в некоторых странах, возвращаться из которых велосипедисту всегда несколько обидно. Ы?
сайга 12

тупо чтобы боты не резвились

сказать много чего хочется порой, иногда и текст начинает в голове вырисовываться, но, блин, с этим ресурсом больше как-то совсем неохота связываться. Чужой стал, неузнаваемый и гулкий. Жаль, я так любила ЖЖ

по этой причине и пишу, а то френдит всякая фигня неживая, и сыплются неприличные предложения куда-то вступить. Вступайте сами, дорогие боты, а мне подошвы потом отмывать лень
кирина ава

сезонное

в мае я езжу на велике на Богословское кладбище слушать соловьёв. Качу на самой низкой передаче среди деревьев и могил, старательно объезжаю выбоины, а молитва приходит сама, незванная. За мёртвых, а прицепом уж и за живых, за православных, иноверцев и атеистов, за друзей и недругов, больных и здоровых, преступников и жертв, правых и виноватых, богатеев и нищебродов, веганов и трупоедов, гомосексуалов и натуралов, ну и так далее. Становится как-то очевидно, что все деления условны, всё сущее едино, и враг тоже - один на всех, как бы мы ни придумывали себе свою собственную маленькую вражду и не тщились возводить искуственные препоны, старательно отмежевываясь от тех, кто выглядит и думает иначе. Или вообше уже умер. Фигли, все там будем.
осн

о быстротечности жизни

четверть века и один год назад давно покойная подруга сказала мне на улице одной маленькой кавказской квазиреспублики, когда мы в очередной раз с трудом отбились от ну ооочень навязчивого внимания аборигенов: "Китти, я, конечно, рада, что мы с тобой так прекрасно выглядим, но иногда хочется взять наваху и сделать вот так". И она показала, как именно, обозначив ребром ладони удар наискосок по физиономии.

К чему это я? Да так, просто в зеркало посмотрела. Некоторые недостатки со временем проходят сами собой, и никакая наваха не нужна.
кирина ава

сезонное конфессиональное

ясное дело, пежат политические заморочки. Уж и читать ничего не читаю - народ рассказывает, и я не понимаю, как это пресекать. Межличностные отношения тоже пежат - значимые, ага. По недоразумению человека обидела - думаете, стыдно стало? Стало, минут на семь. А потом быстренько придумалось, в чем он всё-таки накосячил (объективно, между прочим), и уже стыдно только потому, что ни фига не стыдно.

До кучи к глобальным вещам пежит досадная мелочевка. Пришла сегодня в храм на литургию, а вместо привычного хора женского поет мужской. Я плохо поняла, что это за ребята, но хорошие. Дядьки молодые в подрясниках, кто в бородах, а кто еще и нет, трогательный пятиклассник (?) в голубой рубашонке и несколько граждан в штатском. И один из них, зар-раза, копия Уолтера Уайта. Я как на него посмотрю, сразу вместо молитв в мозгу плывут символы химических элементов. Я быстренько отвернусь, на иконах сосредоточусь, или там пялюсь на носки своих гадов, и вроде попускает. До следующего красивого, берущего за душу распева, во время которого голова невольно поворачивается к хору, глаза упираются в бородатого очкарика, и воображение тут же услужливо одевает его в желтенький комбезик химзащиты. Ну и остальных хористов прицепом, а что мелочиться-то. И ухмылка дурацкая на морду ползёт.

Как будто мало искушений от геополитики.